Обновление в законодательстве: теперь у собственника могут отобрать даже единственное жилье

Принято полагать, что единственное жилье у собственника отобрать не могут, даже если клиент задолжал банку, на улицу его не выставят. Законодательство РФ защищает права собственника и не позволяет приставам посягать на недвижимость. Однако теперь в этих правилах появились исключения.

Старая дача

Что такое единственное жилье в соответствии с законом

Единственным жильем считается жилое помещение, которое пригодно для постоянного проживания и отвечает всем санитарным, техническим и другим нормативам. Выделяется единственное жилье в особую правовую категорию, под которую попадают дом, квартира, комната в коммуналке. Признается жилье единственным только в случае, когда гражданину больше негде жить, то есть в собственности нет другого помещения, пригодного для жизни.

В Российской Федерации есть несколько нормативных актов, регулирующих вопрос, это:

  1. Гражданский процессуальный кодекс РФ.
  2. Жилищный кодекс.
  3. Федеральный закон (ФЗ) «Об исполнительном производстве в РФ».

Но у правила единственного жилья за несколько последних лет уже появилось множество оговорок. Причины просты – слишком многие заемщики берут суммы в долг, затем забывают о возврате и быстро пытаются стать неимущими, чтобы ничего не возвращать.

Первый случай исключения из принципа неприкосновенности единственного жилья – одобрение Верховным Судом РФ наложения ареста на единственную квартиру должника. Судебное решение прямо указывает, что арест – не изымание жилья за долги, а лишь ограничение прав на распоряжение этим имуществом. То есть законодательный запрет на изымание единственной недвижимости не нарушен, крыши над головой человек не лишился.

Вслед за этой оговоркой практика судов начала обогащаться и прочими. Разберем два случая исключения из правил, когда должника все же лишили права на владение недвижимостью.

Хотел схитрить, но не вышло

Начало обычное – гражданин занял у другого большую сумму в размере 250 тысяч долларов и «забыл» про возврат. После решения суда о взыскании долга, гражданин решил быстро избавиться от ценного имущества, а главное, от пятикомнатной квартиры в Подмосковье.

Чтобы операция была как можно более оперативной, гражданин заключил договор о разделе имущества с супругой с условием перехода квартиры в собственность жены, а супруга потом подарила квартиру дочери.

Но и кредитор не захотел лишаться денег, а потому добился в суде признания незаконности сделок, доказав очевидность цели – избавление от ликвидного имущества, чтобы оно не продавалось в счет уплаты долга.

Заемщик выписывается из квартиры постоянного проживания, которая оформлена на дочь заемщика и обращается в суд о признании пятикомнатной квартиры единственной жилой площадью, так как в собственности была только одна эта квартира. Однако решение областного суда было отрицательным на основании злоупотребления права объявления недвижимости единственной с целью защиты квартиры от взыскания (Дело № г-201/16 Московского областного суда).

Заемщик предпринимает попытку обращения в Арбитражный суд, признавая себя банкротом. Судебное решение не включает квартиру в реестр конкурсной массы, продажа которой может возместить долги, принимая за основание право единственного жилья, что и было нужно неплательщику.

А вот Верховный суд, куда дошел заемщик, не принял сторону Арбитражного и вынес постановление – на должника, злоупотребляющего правом при объявлении себя банкротом, запрет на единственное жилье не распространяется (Дело № 305-ЭС18-15724).

Вот так суды перекрыли ходы и лазейки для хитрецов, желающих не выплачивать долги и остаться формально в единственном жилье.

Единственный дом, но без разрешения

Решил гражданин построить дом, да не абы где, а на месте двух снесенных построек, но вот разрешением от администрации не озаботился. Администрация подала в суд, чтобы постройку признали незаконной и обязали гражданина ее снести. Суд первой инстанции оснований для сноса не нашел, так как не оказалась никаких нарушений по обязательным нормативам для строительства.

Администрация подала иск в суды высшей инстанции, где решение было не в пользу гражданина – дом выстроен с выходом за пределы параметров застройки участка более 60% площади и не оказалось разрешения на строительство.

Как только пришел срок сноса строения, гражданин обратился в суд с иском о признании дома единственным жильем и незаконности действий приставов. Проверив все сведения, суды не нашли прав на владение другими помещениями, поэтому по норме закона запрета на изъятие единственного жилья действия приставов признали незаконными, а исполнительное производство в отношении гражданина, подлежащим прекращению.

А вот Верховный суд с решением не согласился, указывая на то, что процедура сноса самовольной постройки не может зависеть от того, является жилье единственным или нет. Закон запрещает продажу единственного жилья должника за долги, но ничего не говорит о возможности применения иных мер, в том числе сноса для устранения возможной угрозы вреда жизни и здоровью людей (Дело № 18-КГ18-144).

Получается, что если постройку признают самовольной, от сноса ее не спасет даже статус единственного жилья.

Помогите нам стать лучше! Оцените качество подачи материала
Оценок: 1
Загрузка...
Рейтинг автора
4
Елена Грановая
Автор статьи
Грановая Елена
Эксперт в области социальных вопросов и экономики
Написано статей
326
Дзен
Телеграмм